Экономика

Алексей Кожевников: ключ к развитию экспорта в руках бизнеса

Алексей Кожевников: ключ к развитию экспорта в руках бизнеса

Развитие экспорта сегодня, в условиях глобального мира – это важнейшая задача, которой уделяется особое внимание. В этом заинтересовано и само государство, и российские компании, ищущие новые рынки сбыта на фоне ослабления национальной валюты.

Старший вице-президент Российского экспортного центра Алексей Кожевников – один из тех, чья работа состоит в продвижении экспортных возможностей России – в интервью «Э-Вести», рассказал об основных зарубежных возможностях для российских компаний и поделился актуальными новостями и трендами развития экспорта услуг.

ЭВ: Алексей, пожалуйста, проконсультируйте наших читателей, какие основные ниши открыты сегодня для российского экспорта услуг? Где у нас основной потенциал?

Алексей Кожевников: Я бы не стал использовать форму глагола «открываются», я бы сказал, что они достаточно открыты для нас, исходя из потенциала, который есть у российских компаний. Во-первых, это ниша, связанная с развитием транспортных перевозок, транспортной логистики и грузоперевозок, и она сегодня недооценена нашими компаниями. Транспортная логистика будет развиваться – это совершенно точно, плюс мы в ближайшее время хотим сделать ряд регуляторных и нормативных изменений, которых не хватает для её развития.

ЭВ: Россия в данном случае мыслит в рамках национального государства или Вы говорите о нишах ЕАЭС?

Алексей Кожевников: Здесь речь идёт не только о ЕАЭС, это всего лишь один из инструментов продвижения, но обо всех экспортных направлениях.

Вторая ниша… Качество российского софта и АйТи продукта – это достаточно сильный мировой бренд. При этом огромное количество АйТи-услуг, оказываемых российскими компаниями, осуществляется не из российской юрисдикции, хотя продукт создаётся на территории России, и не отражается в экспортной статистике. Причина – наша юрисдикция сегодня не позволяет создавать оптимальную бизнес-модель. Соответственно, перед нами стоит задача внести также нормативные и регуляторные изменения, чтобы позволить нашему текущему производству услуг в сфере АйТи контента не уходить из российской юрисдикции, и, соответственно, отражаться в статистике российского экспорта и показывать здесь налогооблагаемую базу. Должны быть также приняты меры господдержки, чтобы у наших АйТи компаний была возможность нарастить текущий объём экспорта.

Третья история –мировой тренд, который нам предстоит у себя ещё формировать – это то, что при приобретении сложного оборудования, электрических, тяжелых машин и машинотехники больше не используется формат «купить изделие», сделки осуществляются в формате «купить услугу». Соответственно, сегодня вместе с большим трансформатором, турбиной или газовой установкой всегда продаётся услуга по инжинирингу, монтажу, наладке, запуску, сервисному обслуживанию и т.д. Здесь объём сопутствующих услуг – это огромная ниша промышленного и сельскохозяйственного экспорта, которая формируется во всём мире, и российские компании могут и должны в этом участвовать.

Четвёртое направление, которое нам совершенно точно надо будет осваивать – это направление туризма, первой отрасли мировой экономики, формирующей самую большую долю ВВП. Туристический потенциал России недооценён. Объем работ предстоит значительный – от создания качественной инфраструктуры до контента, подготовки грамотных специалистов, создания высококлассного туристического сервиса и его продвижения. Нужно понимать, что если мы хотим кратно увеличить количество туристов в нашу страну, это должна выдержать инфраструктура, а за ней будет развиваться строительство (аэропорты, вокзальные комплексы, гостиницы) и упрощаться визовый режим.

Пятое – и, как я считаю, важнейшее направление – это развитие экспорта строительных услуг. У насмного направлений, где, по моему мнению, мы должны были бы двигаться быстрее. Локомотив развития этой ниши – это, безусловно, атомная отрасль, которая имеет загрузку до 2030 года, измеряемую в сотнях миллиардов долларов, гигантские проекты по всему миру. Многое можно сделать для того, чтобы активнее продвигать эти проекты за рубежом, как и другие важные направления – строительство газопроводов, железных дорог, транспортной инфраструктуры. Вы знаете, что мы строим газовую инфраструктуру на азиатском направлении, на южноамериканском мы ведём строительство железнодорожной инфраструктуры и т.д. Российские строительные компании могут неплохо конкурировать на этом рынке за рубежом, и ниш для них очень много.

Когда мы говорим про российский экспорт услуг, то я назвал только крупные направления, но есть ещё и кинематограф, медиа, медицинские и образовательные услуги.

Мы сегодня готовы делать конкретные шаги. Есть воля у министерств и ведомств поддерживать инициативы по изменению правового поля и созданию методов поддержки экспорта. В РЭЦ подготовлен целый пакет регуляторных инициатив, которые мы администрируем вместе с Минфином, ФНС, ФТС и целым рядом других ведомств. Например, инициатива по упрощению валютного законодательства. Год за годом валютное законодательство идёт по пути упрощения – снижаются штрафы для участников рынка, применяется иная степень ответственности за нарушения.

ЭВ: Поддержка экспорта услуг сегодня идёт только по линии усовершенствования законодательства или также применяется инструмент субсидий и поддержки выставок?

Алексей Кожевников: На моей практике (а я достаточно долго занимаюсь этим в сфере государственного управления) я могу сказать, что нефинансовые меры, такие как упрощение процедур, приводят к снижению издержек.

То есть, можно идти по пути компенсаций через субсидирование, а можно снимать издержки, и тогда их не придётся субсидировать. Условно говоря, облегчить финансовую модель бизнеса можно как за счёт субсидий, так и за счёт снятия издержек. В этом смысле у государства всегда есть вариативность.

Международная торговля уже давно ушла от традиционных формул «дешевле произвёл, дешевле продал». Новые технологии и АйТи контент, помогающий достигать автоматизации процессов за счёт современного оборудования таковы, что издержки достаточно легко контролировать и снижать где бы ты ни был – на Северо-Западе Российской Федерации или в Объединённых Арабских Эмиратах.

Многие эксперты сегодня говорят о том, что юрисдикция является одним из главных конкурентных преимуществ. Государство наравне с бизнесом должно отвечать за конкурентоспособность своей продукции, чтобы его продукцию покупали – это мировой тренд. В этом смысле качество финансовой и нефинансовой поддержки – это второй ключ для получения результата. Но первый ключ, конечно, у предпринимателя.

ЭВ: Раздаются голоса некоторых участников рынка о том, что надо обязать зарубежные филиалы российских компаний рассматривать прежде всего наши товары и услуги. Ожидать ли этого от РЭЦ и практикуется ли такой подход в мире?

Алексей Кожевников: Я могу ответить на этот вопрос только в части поддержки экспорта. Традиционно все меры поддержки делятся на меры финансового и нефинансового характера.

Идеи о том, чтобы кого-то в чём-то обязать в международной экономике, к которой относятся и экспортные операции, всегда связаны с протекционизмом. С точки зрения международного права за этим последовали бы административные (и не только) расследования, в рамках ВТО, например.

Поэтому российские товары и услуги должны и могут завоевать экспортные рынки за счет своей цены и качества, а РЭЦ, в свою очередь, окажет всю необходимую поддержку.