Экономика

Александр Борисов: понимания глобальных целей цифровизации ни у кого нет

Александр Борисов: ни у кого нет понимания целей цифровизации

Культурно-политический журнал “Э-Вести” продолжает серию бесед с ключевыми экспертами в области бизнеса, принимающими непосредственное участие в формировании в нашей стране инвестиционного климата и способствующими экономическому росту России. Интервью нашего издания с Президентом Московской Международной Бизнес Ассоциации (ММБА) Александром Ивановичем  Борисовым, по нашему убеждению, способно дать пищу для размышления всем заинтересованным в развитии, от законодателей в области инвестиций и цифровой экономики до деятелей науки.

Этот уникальный человек, ко мнению которого прислушиваются и властные структуры, и предприниматели во всём мире, имеет своё отдельно стоящее мнение целому ряду животрепещущих вопросов. И нам хотелось бы верить, что глубина его суждений найдёт отклик у всех наших читателей.

ЭВ: Александр Иванович, как, на Ваш взгляд, выстроена поддержка экспорта (скажем, рынка услуг) за рубеж в условиях санкционного противостояния? Достаточна ли она?

Александр Борисов: Все меры поддержки осуществляются в рамках национального проекта «Международная кооперация и экспорт», согласно которому объем несырьевого экспорта должен почти удвоиться до 250 млрд долларов к 2024 году. Минпромторг предложил дополнить общий проект, состоящий из четырех программ поддержки (для промышленности, для АПК, по системным мерам, по экспорту образовательных услуг) еще тремя программами (экспорт услуг, логистика международной торговли, региональные экспортные программы). На все это выделено на шесть лет почти 2 трлн рублей. То есть, средства есть, весь вопрос в том, как они будут использоваться.

По итогам 2017 года (более свежих данных пока нет) экспорт услуг составил около 58 млрд долларов или 20% от общего экспорта. Этот сегмент включает строительные, телекоммуникационные, транспортные, туристические и прочие деловые услуги. Санкционные меры затрагивают в основном финансовые и страховые услуги. Чтобы выйти к 2024 году на целевой уровень – 100 млрд долларов, необходим ежегодный прирост не менее 9%.

Поэтому дело не только в деньгах, а еще и в реализации целого ряда системных мер, начиная с упрощения визового режима для иностранных туристов, освобождения от валютного контроля до предоставления налоговых льгот IT-экспортерам и обновления и строительства новых пунктов пропуска через границу. Пока многие даже весьма действенные меры и предложения тормозятся межведомственными согласованиями и перетягиванием канатов между ФОИВами.

ЭВ: Какой механизм активизации притока иностранных инвестиций может быть оптимален в нынешних условиях?

Александр Борисов: Компании с иностранным капиталом, работающие сегодня в России, переживают непростые времена. Они испытывают одновременно давление с двух сторон: от санкций, вводимых своими же странами, и от позиции российских властей, направленной на импортозамещение и поддержку отечественных производителей. В итоге страдает инвестиционный климат в стране в целом и конкретные инвесторы. А ведь пример таких компаний, пришедших в нашу страну 10,15 и даже 25 лет назад, длительное время был весьма показательным и полезным. Сегодня же, очевидно, нужны дополнительные меры для активизации иностранных инвестиций.

Частично они реализуются, например, через РФПИ: географическая переориентация, соинвестирование, открытая административная поддержка. Однако, нужно понимать, что наибольший эффект иностранные инвестиции оказывают в местах приложения, то есть, на региональном уровне. Это со всей очевидностью демонстрируют такие регионы, как Калуга, Липецк, Краснодар. Поэтому так важно сегодня создание эффективного интерфейса на уровне региональных и местных властей, способных адаптировать и реализовать предложения иностранных компаний среднего и малого бизнеса.

Почему это важно? «Крупняк», который мог и хотел, уже практически весь нашел здесь свои ниши. А средние и мелкие иностранные компании, с одной стороны, меньше зависят от режима санкций, а с другой – чаще являются носителями новых технологий и инновационных решений, поскольку непрерывно ищут собственные решения в конкурентной борьбе.

В Москве, например, много делается в этом направлении: создано специальное Агентство, действует двуязычный портал, но, как нам кажется, это результат скорее теоретических знаний и представлений. Наша Ассоциация еще во времена Ю.М. Лужкова дважды предлагала создать в Москве Консультативный совет по иностранным инвестициям, но понимания не нашла. Готовы дать свои предложения недавно образованному в Правительстве Москвы Департаменту промышленной и инвестиционной политики. А сейчас, например, у нас создана рабочая группа «Иностранные компании, как отечественные производители», анализирующая реальный вклад наших компаний-членов в общую копилку страны через создание тысяч высокоэффективных рабочих мест, миллиардные суммы налогов, программы корпоративной социальной ответственности и т.д.

ЭВ: Скажите, пожалуйста, считаете ли Вы, что цифровая трансформация экономики нашей страны может послужить ресурсом для её экономического роста? Каково Ваше отношение к цифровизации?

Александр Борисов: Цифровизация – это один из важнейших инструментов достижения того «прорыва», о необходимости которого нам постоянно напоминает президент страны. Она уже меняет мир, примерно так же как его поменяло появление печатной машины или интернета.

Неслучайно термин «Индустрия 4.0» обозначает не только концепцию цифрового производства, но и четвертую промышленную революцию. На национальную программу «Цифровая экономика» государство готово выделить до 2024 года 1 трлн рублей и рассчитывает, что чуть меньше добавит бизнес на 6 направлений: инфраструктура, кадры, безопасность, экспорт, продвижение, госуправление. Но, как и везде, деньги – важное, но не решающее условие.

Главным фактором остаются люди, а их не хватает, причем не только в России, но и во всем мире, где готовы щедро платить. Исследование ФРИИ показывает, что для достижения поставленных целей нужно ежегодно дополнительно набирать 40 тысяч студентов на IT специальности, при этом одновременно повышая качество обучения и обеспечивая целевое трудоустройство выпускников.

У наших конкурентов работа идет уже на так называемой третьей стадии за счет платформенных решений, а у нас еще не решены до конца базовые вопросы: ЕГРЮЛ, ЕГРН, реестр населения, единая паспортная база. Ведомства и госкомпании выстраиваются в очередь за получением госзаказа, ведут подковерную борьбу за контроль над перспективными проектами, но реального понимания глобальных целей и конкретных проблем для отдельных рынков, по-моему, ни у кого нет. По программе всеобщей цифровой маркировки, например, у бизнеса без ответа висят около 50 конкретных вопросов.

 

ЭВ: Могут ли блокчейн-технологии и криптовалюты активизировать внешнеэкономическую деятельность России в условиях санкций (стать механизмом обхода санкционного противостояния)?

Александр Борисов: Не хотел бы выступать в роли советчика, не обладая достаточным пониманием проблемы. Однако, последние примеры с «петро» в Венесуэле или с потерей огромных сумм в криптовалюте из-за неожиданной смерти топ-менеджера – единственного хранителя пароля – говорят о необходимости осторожности в этом вопросе.

ЭВ: Стоит ли создать постоянно действующий семинар по деловой этике, скажем, при Вашей Московской Международной Бизнес Ассоциации? То же относительно курсов по ведению переговоров?

Александр Борисов: Принцип работы ММБА заключается в том, что мы отталкиваемся от потребностей наших членов. Когда по тем или иным направлениям работы возникают многочисленные вопросы, требующие общего обсуждения и выработки предложений, мы создаем конкретную рабочую группу. Но в ней обязательно должны быть лидеры – представители компаний, для которых поиск решений действительно важен. Так, например, у нас появились рабочие группы Smart City, таможня, цифровая маркировка. Названные Вами вопросы регулярно обсуждались у нас в рамках заседаний PR и HR-клубов.

 

ЭВ: Назрела ли необходимость для создания новой, актуальной системы поддержки внешнеэкономической деятельности, основанную на новых тенденциях мирового менеджмента?

Александр Борисов: Среди предложений, которые мы в этом направлении выдвигали, было, например, переподчинение наших торгпредств от Минэкономразвития к Минпромторгу. Оно, наконец, состоялось. Сейчас, мы считаем, нужно уделять серьезное внимание онлайн экономике и, в первую очередь несырьевому онлайн экспорту.

Российский экспортный центр и недавно созданный Московский экспортный центр стараются оказывать посильную помощь. Однако, на самом деле, многое будет зависеть от создаваемых сегодня платформ: Яндекс-Сбербанк; Alibaba-ВТБ; Мегафон, Ростех, USM-Газпромбанк; Мегафон, Mail.ru, Alibaba-РФПИ. Тут ведущие игроки рынка образуют альянсы с банковскими и инвестиционными структурами с госучастием. Создание этих «экосистем» должно дать серьезный импульс всему процессу «цифровизации». То есть, рыночная конкуренция будет важнее бюджетных ассигнований.