Новости рынков

РЭЦ готовит второй пакет мер продвижения экспорта

Российский экспортный центр (РЭЦ) снова старается умножить объём несырьевого неэнегетического экспорта через снятие лишних барьеров для бизнеса. в 2018 году он провел свой первый пакет таких мер по поддержке экспорта, включая обнуление НДС для экспортёров. На 2019 год Центр запланировал новый пакет мер, к отбору которых снова привлёк бизнесменов наиболее перспективных несырьевых отраслей: электронной коммерции, зернового рынка, металлургии, машиностроения и т.д.

Только представьте, как было бы хорошо, если бы РЭЦ удалось снять с экспортёров (ещё бы и с импортёров!) такой барьер, как валютный контроль. По мнению наших читателей, эта организация с её драконовскими требованиями отвадила от экспортных операций не одну компанию, и, я полагаю, что выражу общее желание о том, чтобы этот рудимент скорее канул в лету. Тем более, что со мной солидарен и замминистра финансов Илья Трунин, который сказал экспортёрам: “Понятно, что все мы хотим отменить валютный контроль – но в ближайшее время нам этого сделать не удастся. То же по таможенному и налоговому администрированию. Но нам нужно, чтобы вы выработали основные меры и помогли структурировать их”.

Мнение, что валютный контроль в его нынешнем виде, когда каждый честно работающий экспортёр должен постоянно доказывать свою честность, мешает развитию экспорта, разделяет и гендиректор РЭЦ Андрей Слепнёв. Он уверен, что в будущем нужно отделять подозрительные операции от прочих.

“Мы считаем, что из регуляторных мер валютный контроль является самой мощной по воздействию, это тормоз для предприятий, думающих о выходе на внешние рынки, – рассказал он читателям “Э-Вести”. – Могу сказать, что, конечно, эффект от такой меры, когда она заработает в полном объёме, может быть от 5 до 10 миллиардов долларов несырьевого неэнергетического экспорта. Это будет хорошим стимулом для предприятий, например, среднего размера региональных – там, где административная нагрузка является существенно тормозящим фактором.

Но мы изучали то, как работают другие страны. Те, кто отказывается от репатриации валютной выручки, настраивают межгосударственное взаимодействие в плане учёта налоговой базы. Если предприятие оставляет выручку за рубежом, мы должны проверить её происхождение, налогообложение в другой стране – и здесь возникает комплекс непростых вопросов. Могу вам сказать, что многие страны отказались от этого.

Андрес Ландабасо Ангуло (Э-Вести) и Андрей Слепнёв (РЭЦ)

Другое дело, что при современном уровне развития технологий, при современных данных, которые есть у таможни, банков, Росфинмониторинга, Центробанка, известен каждый шаг, каждая транзакция, её происхождение до 5-6 колена. Мы исходим из того, что у служб достаточно данных, чтобы контролировать все эти транзакции. Нет смысла требовать у предприятий ксерить важные контракты с печатями, особенно если дело касается электронной торговли, где никто не торгует на бумаге. Такая нагрузка явно избыточная, её нужно снижать и концентрироваться на рискориентированном подходе: там, где вы видите проблемы происхождения финансов или налогов – реагируйте. Где не видите – избавьте нас от лишней нагрузки”.

Итак, облегчение финансового контроля в повестке дня нового пакета мер для развития несырьевого экспорта. Но есть и другие немаловажные факторы, ликвидация которых может помочь российскому экспорту развиваться. Главное для привлечённых к работе над разработкой мер экспортёрам – определиться в приоритетах, потому что мер не может быть 50.

В целом, деятельность РЭЦ вселяет оптимизм, вот только необходим рост заинтересованности предпринимателей в осуществлении экспортной деятельности, поскольку сегодня их число в России не превышает 1% от общего количества компаний. Андрей Слепнёв определил прошлогодний рост как “органический” и рассказал нам о том, что РЭЦ делает для вовлечения компаний в экспорт: “У нас есть несколько программ (около пяти) для увеличения числа экспортёров.

Буквально вчера мы запустили акселерационную программу совместно с программой по производительности труда – то есть, те компании, которые прошли предыдущую программу и оптимизировали производство, теперь хотят развиваться дальше. Мы принимаем в эту программу участников и в этом году, и должны отучить несколько сотен компаний тому, чтобы они начали заниматься экспортом. У нас также есть большой проект-акселератор со Сбербанком, в котором сейчас участвует около трёхсот компаний, а также начинается программа со Школой экспорта.

Наши акселерационные программы как раз ориентированы на тех, кто хочет расшириться, либо начать экспортную деятельность с нуля. Кроме того, нам выделили порядка 3 миллиардов рублей на Центр поддержки экспорта – их фокус – это поддержка участия региональных компаний в выставках, бизнес-миссиях, их коучинге, образовании и так далее”.

Итак, ожидается, что в 2019 году число компаний-экспортёров в России вырастет ещё на несколько сотен. Может быть, и немного, но рост лучше стагнации или снижения их числа.

Добавьте «Э Вести» в свои избранные источники
Yandex-News