Театр

Большой Театр объявил открытие 241 сезона

Opening of 241 season of Bolshoi Theatre

15 сентября 2016 года состоялось торжественное открытие 241 сезона Большого театра России (ГАБДТ). В церемонии открытия приняли участие Генеральный директор Большого театра России Владимир Урин, Музыкальный руководитель театра Т. Сохиев, Руководитель балетной труппы М. Вазиев, Вице-премьер правительства РФ О.Ю. Голодец, заместитель министра культуры РФ А. Журавский, а также Председатель попечительского совета театра и Первый зам. председателя Госдумы РФ А. Жуков.

Театр начал сезон с юмористического фильма о театре, в котором сотрудники шутили над собой и своим руководством. «Хорошо, что Большой театр открывает сезон киноискусством», – так высказался о фильме А. Журавский. «В каком театре ещё увидишь такой подъём духа?», – сказал по итогам просмотра «высоко художественного фильма» директор театра В. Урин.

Спектакли нового сезона начнутся с 18 сентября 2016 года с оперы «Борис Годунов» М. Мусоргского.

Зрителей ждут яркие премьеры Большого театра. Так, 16 октября 2016 года пройдёт опера «Манон Леско» Дж. Пуччини с А. Нетребко, 25 ноября 2016 года будет представлена мужская опера «Билли Бадд» Б. Бриттена в совместной постановке с Английской национальной оперой, в 2017 – «Идиот» Ф. Достоевского и М. Вайнберга, Вечер одноактных балетов «Этюда» по К. Черни и Х. Ландеру, «Снегурочка» Н. Римского-Корсакова, «Нуреев» К. Серебренникова, а также ряд юбилейных постановок, в том числе к 90-летию Ю. Григоровича.

Большой театр планирует гастроли во Франции, Швейцарии, США, Японии и Финляндии.

На открытии сезона 2016 / 2017 театр подводил итоги прошлого сезона. В общей сложности было проведено более 500 спектаклей, а также гастроли, в том числе очень успешные 3-недельные показы в Англии (5 балетных постановок на сцене Ковент-Гарден в Лондоне).

В. Урин на открытии 241 сезона Большого театра России

О прошлом и настоящем «Э Вести» расспросили руководство театра:

 

ЭВ: Мне бы хотелось вернуться к успеху Ваших гастролей в Лондоне. И спросить вот о чем: великий русский балет знают все, но если успех даже превышает ожидания, как было в этот раз, значит, есть попадание в эмоционально-духовное пространство, значит, Вы привезли что-то особенное. Итак, с чем Вы связываете превышение ожидаемого успеха?

Махар Вазиев: Чего-либо специального или особенного мы не делали, мы работали, работаем и всегда будем работать, стараясь добиваться максимального результата, это, в общем, не секрет. Другое дело, почему интерес превысил ожидания. Я думаю, что, скорее всего, это связано с эмоциональной стороной актеров. Я был просто потрясен, и не скрываю того, и благодарен актерам, педагогам за столь яркое выступление. Вы меня ставите в тупик, потому что хвалить свой театр как-то неловко. Наверное, Владимир Георгиевич (Урин – прим. ред.) что-то скажет.

Владимир Урин: Я добавлю буквально два слова. Наши ожидания были тревожными, потому что гастроли 2013 прошли под эгидой событий, которые проходили в Большом театре. У нас не было ни одной пресс-конференции или интервью, где бы первым вопросом не был: «А что там у вас вообще происходит?». К концу гастролей 2013 года тон в прессе изменился.

И по нынешним гастролям – я согласен с Махаром – откройте английскую прессу, мне кажется, что там есть серьезная оценка. По зрительской составляющей – я знаю, что Лилиан Хокгаузер (Lilian Hochhauser), которая организовала гастроли, сказала: «У меня никогда не было такого числа врагов, которые появились в результате этих гастролей, потому что количество желающих попасть на спектакли было гораздо больше, и я, к сожалению, не смогла обеспечить всех билетами».

Есть еще очень важная составляющая, о которой пишет в своей книге «Зеркало сцены» Георгий Александрович Товстоногов. Он обычно входил в ложу к концу спектакля, блестел своими очками и слушал зрительный зал. Он просто его слушал, ведь зрительный зал не лжёт. Есть ощущение вежливых аплодисментов. Они могут быть длинными, даже долгими,  но просто вежливыми. Или есть другое ощущение – из зрительного зала идет энергетика благодарности на сцену. В большинстве спектаклей, которые были в Лондоне, у меня ощущение этих ответных аплодисментов, при этом англичане люди достаточно сдержанные.
Замечательно было на спектакле «Укрощение строптивой». Ведь мы боялись, потому что мы везли Шекспира на родину Шекспира, да еще в постановке француза. Вы понимаете все соответствующие составляющие…

Махар Вазиев: Нам было особенно интересно, как пройдет именно этот спектакль. Конечно, мы знаем свои плюсы, но лучше знаем свои минусы. Но в целом эти гастроли прошли очень и очень хорошо, и я лично очень доволен.

 

ЭВ: В этом сезоне ожидаются юбилеи Ю. Григоровича и Р. Нуреева. Могли бы Вы выразить Ваше личное отношение к этим людям?

Махар Вазиев: Вы знаете, я могу только одно сказать, что это великие люди, которые не нуждаются в каких-то разговорах, оценках и т.п.

Мне лично жаль одного… Вот я разговаривал с Юрием Николаевичем о том, что когда он еще начинал свою нашумевшую и по сей день замечательную работу – балет «Легенда о любви» в Мариинском театре (тогда еще Оперы и балета имени Кирова) он ведь репетировал её с Нуреевым, в роли Фархада был изначально утверждён Нуреев. Но тогда у них что-то не сложилось, и в итоге Нуриев роль не станцевал. Я могу себе представить, как замечательно было бы, если бы тогда станцевал Нуриев. Он мне рассказывал, что даже выход Фархада в его вариации, где хореография  абсолютно ложится на Нуриева, для меня лично, по тем временам тем более – что-то необычайное.

Вот думаю, так сложилось, что великие люди создали столько замечательного, что по сей день мы танцуем работы и балеты Юрия Николаевича Григоровича, уже не говоря о том, сколько на его балетах состоялось замечательных актеров. Мое отношение такое, что я просто должен сказать: они великие.

М. Вазиев на открытии 241 сезона Большого театра РФ

ЭВ: Хотелось бы задать вопрос о постановке по Бриттену. Скажите, пожалуйста, какую цель ставит Большой Театр совместной постановкой c Английской национальной оперой? Это партнерство, взаимообмен?

Туган Сохиев: Мы уже не в первый раз сотрудничаем с английским театром. У нас с ними уже была совместная постановка «Роделинда». Это сегодня практикуется не только у нас, и мы сейчас ведем переговоры о совместных постановках с Парижской оперой, с Метрополитен, с Ла Скалой. Это обычная практика для мировых оперных домов. Замечательно, когда спектакль показывают сначала в Москве, а потом в Париже; или сначала в Лондоне, а потом в Москве. Получается здоровое общение оперных домов, в котором они как соединяющиеся сосуды. Мы так взаимно обогащаемся.

 

 

Добавьте «Э Вести» в свои избранные источники
Yandex-News