Theatre

On July 02, 2016 was held a performance “Merry Christmas, mom!” in the Commonwealth of Taganka actors

Кадры из спектакля "Весёлого Рождества, мама!" Содружества актёров Таганки. Фото Анны Штром.

On July 02, 2016 Commonwealth Taganka Actors held a performance “Merry Christmas, mother!”, which was first staged at the theater on April 22, 2015. By genre it belongs to Comedy, although it contains elements of the tragic and, in General, brings us back to Chekhov traditions. Semantic core is the desire to communicate and the loneliness of the Mature people, around which are tied family and social events.

The word came to Russian from the French – comedie, where it meant a theatrical performance (still one of the leading French scene called French Comedy or Comedie Francais). Comedy in the eighteenth century were staged by Catherine II herself.

At the same time, Comedy was born in Attica, Ancient Greece (κωμωδία, part of the celebrations in honor of the God Dionysius the Great Dionysius), where it took shape as a genre in the middle of V century BC. Dramatic works, including Comedy, were available only for rich citizens of Athens for their own money. The state selected the performances, paid the actors and gave grant tickets to the audience. Theatrical art was elitist in origin and served the purpose of improvement of morals, in the case of Comedy, through the scourging and ridiculing of Vice.

The show, due to performances, will be interesting for those who like Comedy as a genre, and those who does not like Comedy (especially modern). Everything that happens looks at the smile, but at times the heart. And all the sharpness was consistent with ethical norms, which is also important.

It contains good drama, brilliant acting and spectacular scenes. According to the plan, on the stage 3 parallel unfolding of the Christmas story in nursing homes: German, Italian and Russian. Three locations do not change throughout the action and the actors required great skill to keep the viewer’s attention and create momentum. And they cope with it – no wonder the performance was created for the elders of the theater – its eminent founders, to demonstrate their skill.

The artists involved in the performance: honoured. art. Russia’s Mikhail Lebedev, honored. art. Russia Lydia Savchenko, St. Petersburg. art. Russia’s Tatiana Zhukova-Kirtbaia, Alla Goddess, Elena Gabets, Elena Kornilova, Tatiana Lukyanova Viktoriya Radunskaya. Playing together with them and young artists.

f we talk about the Central sense of the play, it is love. Desire for love and the pursuit of love, who in adulthood did not extinguished – on the contrary. And this feeling is the fire that captures the viewer until the end.

Any acquaintance with a work of art is a dialogue between viewer and Creator. For completeness, at the end of the publication we offer to Your attention an interview with the Director and several actors, who will talk about what the meaning was inherent in the play.

Common opinion of the participants of the performance is relevance of the set theme. Today, when traditional attitudes towards old people in Russia is shaken, even if it is a result of the mistakes of the older generation, three-dimensional formulation of the problem will help in its correction.

Ирина Клабукова (в спектакле русская пожилая женщина):

ЭВ: Скажите, пожалуйста, каково Вам, молодой актрисе, играть старушку, да ещё с корифеями театра?

Ирина Клабукова: Это очень-очень большая ответственность, и большое волнение перед каждым спектаклем, но одновременно это и большая честь. Играть же возрастную роль – это замечательный актёрский опыт. Можно сказать, что я безболезненно перешла на амплуа комических старух.

ЭВ: Скажите, эта тема Вам лично близка? В Вашей семье есть старушки?

Ирина Клабукова: Да, у меня есть пожилая мама, её старшие сёстры. Мне эта тема близка и понятна.

ЭВ: То, что происходит на сцене, насколько соответствует тому, что Вы отмечаете в стариках?

Ирина Клабукова: В основном, конечно, соответствует, хотя старики старикам рознь. Те старики, которые воспитали своих детей в любви, часто получают в ответ любовь. Те старики, которые были эгоистичны, они так и остаются эгоистами. Что им ждать от детей? Только такого же отношения. Что Вы дали – то Вы обратно и получили, или «как аукнется, так и откликнется».

ЭВ: Как зал реагирует на происходящее на сцене?

Ирина Клабукова: Вы знаете, когда Вы играете, Вы видите только первый ряд. Но Вы ловите атмосферу. Видно, что плачут, смеются…Вызывают неоднократно на поклон – наверное, не просто так. Помидорами никто ещё не бросал.

В спектакле есть над чем посмеяться, поплакать, что-то своё вспомнить – с точки зрения зрителя.

ЭВ: Для кого, как Вы думаете, этот спектакль нужнее?

Ирина Клабукова: Я думаю, что он нужен и молодёжи, и старикам, и среднему возрасту, и детям, чтобы знать, где соломки подстелить.

Евгений Осокин (в спектакле итальянский пожилой мужчина):

ЭВ: Спектакль был поставлен для людей очень опытных, которые заложили основы этого театра. Каково было Вам играть в этом спектакле, Вам ведь пришлось играть роль итальянца?

Евгений Осокин: Почему пришлось? Я с удовольствием играю эту роль, получаю от этого большое удовольствие. В спектакле освещается то, что всегда заботит стариков – как на Руси, так и в Италии, так и везде. Их болячки, отношения с детьми…

ЭВ: То есть, Вы считаете, что этот образ не имеет национальной сущности? В Италии ведь отношение к старикам трепетное.

Евгений Осокин: Нет, абсолютно. Это на Востоке культ стариков. Итальянца взяли оттого, что у них отношение к старикам похоже на другие европейские народы. И у нас то же самое. Ведь есть же какие-то подонки, которые приходят, забирают последние деньги. У стариков есть боль, но она – данность, с ней ничего не поделаешь.

ЭВ: Насколько Вам было легко работать над этим образом?

Евгений Осокин: Над образом всегда работать тяжело, ты всегда в поисках, ищешь, ищешь. Режиссёр в этом отношении помогает.

Михаил Лебедев (в спектакле русский пожилой мужчина):

ЭВ: Вам в пьесе отведена яркая роль с возможностью самовыражения.

Михаил Лебедев: Эта новелла, о русских пенсионерах, брошенных на произвол судьбы в Дом престарелых, она написана очень талантливым автором. Мне нравятся все эти новеллы: и немецкая, и итальянская, и русская. По сути получается, что у стариков судьба одна во всех трёх странах. Старость – не радость. Так заложено в природе человека.

Хотя, в каждом народе есть своё отношение к старости. Я недавно смотрел японский фильм. Там в определённом возрасте кто-то из детей сажает мать в корзину, относит её далеко в горы, и так бросает. Фильм замечательный, в нём с такой скурпулёзностью показана психология этой матери. А есть другие народы, к примеру, кавказские, у которых совершенно иное отношение к старшим. К ним почёт, уважение и послушание.

ЭВ: У нас так тоже раньше было.

Михаил Лебедев: Верно, было. Было уважение к старости.

Вообще, старость – это приближение конца пребывания на Земле. Это – очень грустная тема.

ЭВ: Но это – и мудрость, это и опыт? «Если бы молодость знала, если бы старость могла».

Михаил Лебедев: Да, конечно, но, к сожалению, это не всегда учитывают молодые, они амбициозны. Сначала то, что говорят старшие, воспринимается как устаревшее, а уже затем получается что они были правы, потому что они прожили дольше и жизнь знают лучше.

ЭВ: Кому этот спектакль больше нужен?

Михаил Лебедев: Молодёжи. И судя по тому, как ходит зритель, в том числе в моей семье, они очень хорошо реагируют на спектакль. Мы в этом спектакле чуть-чуть им подсказываем, приоткрываем завесу старости. Она ведь всех Вас коснётся. Так будьте сейчас чуткими. Я очень люблю трагикомедию как жанр и считаю, что в этом случае он более эффективен, чем какие-нибудь нравоучения.

Спектакль очень нужен.

Commonwealth of Taganka actors, Древняя Греция. История. Быт. Культура. // под ред. Л.С. Ильинской. – М., Московский лицей, 1997.