Fashion

About traditional but actual Russian fashion house

Russian people, who made great contribution to world culture everywhere, do have something to pass from generation to generation. Nevertheless, we do not follow our traditions. Cultural, ideal and real import flooded our lifes. We watch Holliwood films, think as democrates, eat Turkish food… And shoots of legends, genetically determined and ineradicable, are breaking through replica with great difficulty. Now we have to be brave to follow own traditional way.

Word «tradition», which entered Russian language a long time ago, derives from latin (traditio) and means something to pass from generation to generation. Russian word – “predanie” – is used much rarely in context of «traditions of Russian antiquity», and is linked with the past.

Dom Russkoy Odezhdy of Valentina Averianova seemed to me one of the powerful germs of the Russian tradition. The power is made by beauty of the cloths. But, after talk with Commercial director of Dom Russkoy Odezhdy Anastasia Averianova I understood, the behind the house there is the most powerful multi-directional action for disperion of the Russian culture – Family and its service.

Религиозная проповедь и образовательные школы, воспитание молодого поколения и его просвещение, здоровое питание, народные промыслы и одежда в национальном стиле – вот перечень забот семьи Аверьяновых. Анастасия Аверьянова также является Директором фонда “Русский наследник”, который немало способствует становлению молодёжи страны в традиционном культурно-нравственном мировоззрении, в любви к Отечеству и в крепости семейных устоев. Фонд занимается педагогическими проблемами начиная от раннего детского возраста (развитие навыков чтения, воздействие на психику ребёнка художественных произведений, мультфильмов и проч.).

Матушка Валентина Николаевна Аверьянова – русский модельер, супруга Протоиерея Алексея Аверьянова. В её становлении принимали участие семейная традиция купцов Кононовых, окружение, профессиональное образование и защита диплома у Вячеслава Зайцева, поддержка со стороны мужа и детей. У Валентины Николаевны семеро детей и, по словам Анастасии, каждый выбрал своё служение. «Мы выжили благодаря традиции», – говорит она.

Так получилось, что беседа об одежде переросла в разговор об образе жизни. Ведь Дом Русской Одежды верит, что «русская женщина через любовь к русской одежде придёт к любви к родине».

Я предлагаю читателям познакомиться с этим удивительным для нашего времени Домом поближе.

Фото любезно предоставлены Домом Русской Одежды Валентины Аверьяновой

Анастасия Аверьянова. Дом Русской Одежды

Анастасия Аверьянова – Коммерческий директор Дома Русской Одежды и дочь Валентины Аверьяновой – имеет два образования: историк (МГПУ) и дипломат (Дипломатическая академия). Преподаёт в Русской школе Марии Аверьяновой. «Через русский костюм я нашла своё счастье», – говорит Анастасия.

ЭВ: Анастасия, первое, о чём я хотела с Вами поговорить – о том, как использовать Ваши наряды. Проблематика следующая: я хорошо знаю Ваш ассортимент, у меня кое-что из него есть и я люблю Вашу продукцию. Люди смотрят, им нравится, я рекомендую – и через некоторое время обнаруживаю, что они часто воздерживаются от покупки только потому, что не знают, где это носить.

Анастасия Аверьянова: У нас есть два направления одежды.

Первое – это современный русский костюм – традиционный, но это одновременно костюм XXI века. При этом мы не делаем реконструкцию, не пытаемся возродить старинный костюм и делать повторы других мастеров. У нас мастера – профессионалы. Основатель Русского дома – Валентина Николаевна – тоже мастер, имеющий специальное образование, обширнейший богатый опыт. Несмотря на то, что наша марка зарегистрирована всего лишь в 2011 году, возрождением русского костюма мы занимаемся более 40 лет.

Мы, дети модельера, когда были маленькие, ходили на занятия в школу, тогда светскую советскую, в русских костюмах. Кокошник (за который меня ругают, потому что я в нём с распущенными волосами на обложке) имел прообраз 8-летней давности в быту.

Куда одеть традиционный русский костюм? А куда одевают шикарные вечерние платья? На мероприятия. Те, кто ведут светский образ жизни, должны знать, куда какой костюм одеть.

Куда одеть праздичный костюм? Как в нём ездить в метро? Но разве вы в праздничных костюмах ездите в метро? Вы ездите в метро в свадебном платье? Этот костюм не подразумевает суеты.

Второе направление. Боярский костюм – это статусный костюм. Это костюм, который вы будете передавать из поколения в поколение, из рода в род. Не зря нам с ним уже предлагали и в Лувре выставляться, и в больших мероприятиях участвовать. Дело в том, что наш костюм сохраняет традиции вышивки, но при этом не повторяет дореволюционные вышивки. У наших мастериц есть вдохновение и они придумывают темы сами.

Нас многие ругают за то, что мы не повторяем прежние костюмы – а зачем их повторять? Если мы всего лишь повторяем старинные образы, то мы говорим, что наш костюм умер и мы можем только повторять. Многие светские женщины, которые покупали у нас сначала один костюм на фотосессию, потом приходили к нам и покупали ещё один, затем ещё один – и становились нашими постоянными клиентками.

Вот, к слову, на обложке журнала «Русский наследник» именно такой пример – Ирина Александровна Волина, директор элитного агентства недвижимости. Она сначала заказала один костюм и выступила в нём на важных государственных мероприятиях (День России, масляница…). Рублёвка поначалу была удивлена такому появлению, даже шокирована, но все восхищались. Затем Ирина Александровна просто пошла гулять в костюме по Арбату и поразилась, как люди её привечали, уступали ей место и восторгались нарядом.

Что касается метро. Валентина Николаевна сделала мне душегрею – это современный вид одежды с русскими узорами и красивыми пуговицами. И всегда, когда я еду в ней в метро, мне уступают место, открывают дверь. Внимание к такой одежде отличается от эффекта «короткой юбки», оно совершенно другое. Девушка брачного периода должна задумываться о том, какой образ она создаёт. И наши русские мужчины, которые, несмотря на влияние западной цивилизации, также воспитаны на русских сказках и образах целомудренных русских красавиц, внутренне воспринимают такой правильный нравственный посыл. При этом я не вижу ничего плохого в любой одежде, в том числе коротких юбках. Но я считаю, что умные девушки, которые не плывут по течению, а строят свою жизнь, должны задумываться о том, как выглядеть в судьбоносные моменты жизни.
Свадебный наряд Анастасии Аверьяновой. Дом Русской Одежды

ЭВ: То, что Вы говорите, абсолютно верно и точно. Но здесь возникают проблемы необычности. Видимо, здесь речь идёт о том, что не каждая из нас готова к нетипичному вниманию.

Анастасия Аверьянова: Понимаете, какая есть проблематика… По поводу боярского костюма – про это наше направление я сказала.

Но у нас также есть платья с элементами русского стиля. Например, сейчас на мне именно такое. И никто по его поводу никакого особенного внимания проявлять ко мне не будет. Это платье не длинное, оно комфортное.

Конечно, есть стереотипы, навязанные русским девушкам и женщинам. Здесь надо понимать нашу историю и нашу культуру и, обращаясь назад, в прошлое, мы понимаем даже то, почему наши девушки совершают ошибки в выборе, например, одежды.

Наш русский костюм соответствует географии местности. Он связан с климатом, окружающими нас красками природы. Северные наряды более спокойные, выдержанных оттенков. Южные костюмы предполагают более яркие краски и декор. Но в советский период основным направлением была унификация общества, все должны быть равны – и женщины изобретали наряды из подручных материалов.

Была замечательный модельер – Надежда Петровна Ламанова, бывшая модистка императорского дома. Её должны были отправить в ссылку, но заступился Максим Горький. Она стала одним из самых известных советских модельеров. Ламанова придумывала простые костюмы, но с элементами русского стиля. Надо отдать справедливость – в целом советская эпоха пыталась сохранить целомудренный образ матери-родины, труженицы. В эпоху капитализма, имея выбор разной одежды, русские девушки стали одеваться не так, как европейки. Они, скажем, могут прийти днём в кафе в вечернем платье – здесь сказывается генетическая память о величии родины и о русском костюме.

Провинциальные барышни часто одевают на голову очки с огромным количеством страз – что это, если не тоска по венцу, по короне девичьей? Если начать постепенно, не ломая, прививать им вкус к одежде на разные случаи… На собеседовании на работу надо приходить соответствующе. Джинсы на грядки хорошо одевать – это американская рабочая одежда. Русские девушки имеют веру в Бога и надо объяснять им, что приходить в храм на встречу с Богом следует должным образом одетой.

Надо понимать, что мы долгое время жили под влиянием западной культуры. Весь период послеперестроечный у нас было повальное увлечение Западом. У нас появились Черепашки Нидзя, куклы барби, диснеевские мультики – вот моё поколение, например, на нём выросло. Мы стали всеядными. Но это несёт другой посыл, чужие символы. Из-за этого мы также разрабатываем русских кукол, книги для девочек.

Следующая наша тема – мультипликация. Скоро мы начинаем писать сценарий и ожидаем, что в сентябре фильм будет готов. Мы будем говорить о детях. О том, как они себя ведут до и после просмотра современных мультфильмов.

ЭВ: Есть такое понятие – рынок одежды. Ваш ценовой сегмент – средний плюс?

Анастасия Аверьянова: Нет.

У нас есть одежда, которая выше «среднего плюс» и она практически недоступная. Она обусловлена тем, что приходит заказчик и говорит: «Хочу русский костюм, вышитый моими семейными украшениями – рубинами, бриллиантами и проч. Дополните мне это жемчугом и другими камнями». Вот это – произведение искусство. Такие работы очень дорогие, их производство начинается от трёх месяцев. Например, моё свадебное платье делали больше года – столько было работы. Я каждую пуговку заказывала у ювелира и сапоги мне тоже шили вручную. Обувь мы тоже, кстати, делаем при необходимости.

ЭВ: Но в основном это не ниже среднего. Если я правильно понимаю, это то, что только 10% населения России может себе позволить или я ошибаюсь?

Анастасия Аверьянова: Вы ошибаетесь, потому что сейчас мы сделали «антикризисное предложение». В своё время мы закупили материалы с запасом и цены на них не пересматриваем, прибыли на этом мы делать не хотим. В данный момент мы разрабатываем молодёжную коллекцию.

Я не могу сказать, что все наши клиенты очень богатые люди.

У нас есть вещи за 2’000 – 3’000 рублей. Это не дорого, учитывая то, что это качественные материалы, дизайнерские вещи и ручная работа. Наши мастера высокого уровня, их немного.

Мы стараемся поддерживать промыслы, и для этого я часто смотрю, что продаётся в виде сувениров. Я в центре Москвы за это время ни разу не нашла ни хохломы, ни гжели. Я часто разочаровываюсь, что при высокой цене сувениров я вижу только китайскую штамповку. Ведь эти вещи стоят дорого – это ручная работа.

Покупая ремесленные вещи, человек поддерживает русского производителя. И мы заинтересованы в такой поддержке. У нас, к сожалению, нет сейчас возможности поднять заводы в производство и ткани, но мастериц и мастеров мы поддерживаем, в том числе из регионов. Например, мстёрскую вышивку. Она у нас, к сожалению, мало известна. Первоначально она была при монастыре во Владимирской области и её использовали для облачений и хоругвий. Все Мстёры занимались этой вышивкой.

ЭВ: Экономика – наука философская. Хорошая вещь не может стоить дёшево, в нёе вложено много труда.

Анастасия Аверьянова: Конечно. И важно заботиться о работниках, помнить о том, что каждый подчинённый должен обеспечить свою семью.

ЭВ: Моя подруга плотно занималась и занимается рынком одежды, импортирует из Франции и Италии одежды, и говорит о том, что существует национальный выбор. К тому же, есть особый французский стиль одежды и обуви. Есть итальянский стиль. Но у нас – он перемежается с промыслами…

Анастасия Аверьянова: Нет, не перемежается, у нас есть национальный выбор.

Я достаточно хорошо знаю ситуацию во Франции, в том числе с промыслами. Я какое-то время там жила, даже поступила в Сорбонну, но потом передумала и поняла, что я хочу жить и учиться только в России.

Во Франции – что касается вышивки, у них всё то же самое. И она достаточно похожа на нашу. Не нужно забывать, кто стоял у истоков современной французской моды. Кто был одним из основных спонсоров Коко Шанель? Вел. князь Дмитрий Николаевич Романов. Её вышивки – это вел.княгиня Мария Павловна, и она же организовала русских вышивальщиц. Я была на выставке Коко Шанель – и большая часть её выставки была посвящена русской культуре. Много икон, кстати.

Я не могу сказать, чтобы француженки особенно хорошо одевались, по крайней мере до 40 лет.

Вот у итальянцев это в крови. Они все очень хорошо одеваются.

Француженка, например, не будет ходить на каблуках, потому что это неудобно. А русская будет, потому что это красиво. Это абсолютная разность культур и генетики. Очень уж разные у нас наряды были…

Дом Русской Одежды. Русская свадьба Анастасии Аверьяновой

***

Анастасия Аверьянова поддерживает курс руководства страны (в кабинете висит портрет В. Путина), и убеждена, что каждый, приложив труд, может сегодня добиться всего, и в целом с оптимизмом смотрит в будущее. Её не страшат ни угроза глобализации, ни другие вызовы современности. «Пока есть хоть один русский на земле, глобализации у нас не будет», – говорит она с убеждённостью.

В ответ на вопрос об открывающихся экспортных возможностях я услышала определённое: «Экспортировать ничего не хотим. Это только для нас».

С одной стороны, такой подход удивляет – если учесть, насколько Запад заинтересован в такого рода качественных традиционных работах. Но, с другой стороны, лучшее должно делаться для нас и оставаться у нас. Это справедливо.

Будем надеяться на успешное развитие всех этих начинаний, затеянных во имя народа и для него. А также на то, что оптимистические ожидания Анастасии Аверьяновой непременно оправдаются.

Источник: Дом Русской одежды